Форум клана Masters of the Dice    
Клан ККИ Берсерк-Онлайн   Профиль  
FAQ Поиск Пользователи Группы Регистрация Личные сообщения Войти  

Герой-любовник (Слава былого)

 
Post new topic   Reply to topic    Форум клана Masters of the Dice Forum Index :: Творчество
View previous topic :: View next topic  
Author Message
Дим
Корявый бумагомаратель


     
Joined: 02 Oct 2006
Posts: 2059


[ ]Posted: Mon Aug 02, 2010 8:38 am    Post subject: Герой-любовник (Слава былого) +1 в карму Reply with quote

После вчерашней попойки страшно болела голова. Барон Ольгорд, чертыхаясь и матерясь, выслушал доклад слуги о прибавлении в семействе кошек, лелеянных его благоверной женушкой, и прибытии зубного лекаря.
- Какой к лешему лекарь? – взревел барон, пытаясь поместить объемное пузо в нежный шелковый халат лазурного цвета, подаренный кузиной Нордой еще на тридцатилетие.
- Господин барон, вы сами изволили вызвать зубного лекаря вчера вечером, когда за ужином с господином Ридоргом у вас разболелся верхний правый резец, - слуга был невозмутим.
- Да? Ну, хорошо, - Ольгорд сбавил тон, правда лишь потому, что от собственного рева еще сильнее болела голова. – Если вчера вечером, то вполне может быть. Ни черта не помню…
Приезд кузена по материнской линии барон воспринял как подарок божий. Скукотища в Осквире начала его заедать. Ни тебе театров, ни веселых менестрелей, ни ночных бандитов, ни придорожных грабителей, которых потом можно было бы повесить. Ровным словом – ничего. Этот указ государя об усилении внутренней безопасности разогнал из страны весь сброд, что любил покуражиться. Осталось одно удовольствие – вино. Но его было не с кем выпить.
И вот в понедельник, три дня назад, возле ворот небольшой крепостницы, которой владел барон, остановилась карета. Стража долго не хотела пускать приезжих, так как вид у них был еще тот. Потрепанные портки и рваная куртка на хозяине, а слуги и вовсе в одних холщевых штанах. Карета настолько обветшала, что ее можно было смело менять на крестьянскую телегу. Но приезжий господин поднял такой шум, что сам Ольгорд вышел к воротам, чтобы узнать в чем дело.
Как впоследствии оказалось, кузен Ридорг прокутил всё свое имущество и теперь катался по родственникам, останавливаясь у каждого на несколько недель. Барон принял его радушно; с тех пор они практически не просыхали. Жена Ольгорда пыталась вразумить муженька как надо себя вести, но не помогли ни разбитая об его голову ваза, ни удар толстой лодыжкой, обутой в тяжелую туфлю, между ног, ни последнее средство – уговоры любимой и единственной дочери.
Вчера вечером кузены так сильно напились, что барон плюхнулся лицом на железный поднос, пребольно ударившись челюстью. Очнувшись через полчаса, он почувствовал сильнейшую боль в районе верхнего правого резца. Ридорг в это время мирно почивал под столом, между двумя породистыми собаками. Крикнув:
- Лекаря мне, лекаря. Зубы… - барон снова рухнул на поднос.
…Вспомнив всё это, Ольгорд скривился и приказал принести ему кувшин эля.
- Мой господин, эль закончился еще позавчера вечером, - доложил слуга.
- Как кончился? У меня в подвале было три бочки преотличного эля. Разворовали? Скоты! – разбушевался барон. – Эля мне, и живо!
Слуга молнией бросился вон из спальни хозяина и, не меняя темпа, устремился в ближайший кабак.
…Зубным лекарем оказался худощавый мужичок с редеющими короткими волосами темного цвета и круглыми очками на переносице. В левой руке он держал старенький чемоданчик. Барон успел-таки опрокинуть кувшин эля и теперь чувствовал себя немного лучше. Он хмуро осмотрел лекаря, хмыкнул и уселся в широкое кресло, мрачно сверля потолок взглядом.
- Господин барон вызывали меня? – проблеял лекарь, теребя в правой руке засаленную беретку.
- А как ты думаешь? Сидел бы ты тут, если б тебя не звали, - хорошее настроение к барону так и не вернулось. – Работать будешь или нет?
- А… Ага, - неуверенно мотнул головой лекарь. – На что жалуется барон?
- На зубы, - усмехнулся Ольгорд.
Лекарь с сомнением покосился на широкую массивную челюсть барона, но слуга незаметно ткнул его в бок, приглашая приступить к обязанностям.
- Прошу вас открыть рот, - попросил зубник, вытаскивая из чемоданчика устрашающего вида инструменты.
- Эй, только чтобы боли не было, - грозно предупредил Ольгорд.
Рев, раздавшийся спустя некоторое время, слышала половина города. Лекарь испугано метнулся за дальнюю колонну, зажав в щипцах вырванный зуб.
- Смерть… Казнить садиста! – орал барон, брызгая слюной вперемежку с кровью. – Нет, отдать кузнецу, пусть ему все зубы передергает. А лучше отправить в государевы каменоломни. Четвертовать!
- Но, господин барон, зуб необходимо было удалить, - пискнул лекарь из-за колонны.
- Где он? Изловить мерзавца. На кол посажу терзателя! – барон разошелся не на шутку. – Подать его мне, я лично ему всё повыбиваю!
Зал наполнился стражей и перепуганными слугами. Главный церемониймейстер заметил спрятавшегося зубника. Он боком скользнул к колонне. Барон метался по залу, хватал людей за грудки и, встряхивая, всматривался в лица.
- Беги отсюда, пока он до тебя не добрался. Отсидишься где-нибудь, - шепнул церемониймейстер лекарю на ухо, подталкивая к выходу. – Барон у нас часто впадает в гнев, но быстро отходит и забывает обиды.
Всё успокоилось только к обеду, когда барон удостоверился, что «негодяй» покинул крепостницу. Слуги бросились останавливать кровь, но оказалось, что этого не требуется.
- Что у вас тут творится? – в зал ввалился кузен Ридорг.
От него изрядно несло вином и перегаром. В правой руке была зажата откупоренная бутыль, а в левой грязный носовой платок с семейным гербом.
- Вот и мне интересно! – Бругида, жена барона, показалась в других дверях. – Что за бардак вы тут устроили. А?
Ольгорд игнорировал обоих, держась рукой за вспухшую верхнюю щеку. Стража покинула зал, а последние слуги подбирали остатки инвентаря зубника, впопыхах забытого лекарем.
- Кузен, что ты такой хму-урый? А-а? – язык Ридорга уже заплетался. – Давай лучше выпьем! У меня тут с собой отличное вино.
- А ну убирайся отсюда, искуситель, - накинулась на него Бругида. – Нечего мужа моего спаивать. Ему сейчас гостей дорогих встречать, а он напьется. Так что ли?
- Каких гоштей? – просипел барон. – И што значит дорогих? Нашколько? Ешли дюжа – то пушть убираюца к черту. Казна у меня не резиновая, штолько гоштей не потянет. – Ольгорд кинул взгляд на кузена.
- Да гость-то один, но зато какой! – Бругида загадочно подмигнула мужу. – Он сейчас отдыхает после дороги в гостинице «Приют путника», а вот вечером я через людей пригласила его к нам. Так что будь добр, к вечеру приведи себя в порядок.
- Гости, красота, - мечтательно протянул, пошатываясь, Ридорг. – Чем больше, тем лучше…
- Даже и не мечтай, - усмехнулась Бругида и с размаху врезала ему между глаз.
Вечером крепостницу барона было не узнать. Разноцветные флажки и ленты украшали остроконечные шпили и зубцы высокой стены. Слуги ходили разряженные в парадные костюмы. Впервые за последние три года внутренний двор вымели и даже помыли выложенную брусчаткой дорожку, ведшую от ворот до арочных дверей.
Баронесса пригласила в гости большую часть знатных горожан и крупнейших купцов. Барон хмуро посматривал на приготовления, в уме подсчитывая убытки, но жене перечить – не решался.
Вскоре стали собираться приглашенные. Одним из самых последних прибыл тот самый загадочный гость, ради которого все и собрались. Он был высок ростом, строен, хорошо одет. Лицо с тонкими, едва не женскими, чертами дышало свежестью и красотой. Копна длинных светлых волос была аккуратно расчесана на две ровные половины, которые, ниспадая вниз блестящей волной, были перехвачены на лбу узким посеребренным ободком. Острые кончики вытянутых ушей немного торчали из-под прически.
Гость остановился посреди зала, мило улыбнулся и, отвесив окружающим легкий поклон, сказал волшебным мелодичным голосом:
- Позвольте представиться: Эвалин.
Легкий шепот наполнил зал. Люди обменивались мнениями, не слишком заботясь, что их слышат. Лицо баронессы выражало крайнюю степень восторга, а Ольгорд, нахмурившись, пробормотал:
- Эльф.
Рядом с Бругидой стояла ее единственная дочь. Кресанна слыла первой красавицей в городе, и было отчего. При взгляде на нее любой мужчина забывал обо всем на свете. Хотя находились стойкие и к ее чарам. Баронесса спала и видела, как бы получше пристроить дочь. Достойного жениха в городе не наблюдалось, со старыми друзьями были порваны все связи, а после ряда указов государя настоящего дворянства, в общем-то, не осталось. А тут – эльф… Надо только не упустить свой шанс.
Эльфы редко захаживали в людские земли, но рассказывали, что они непомерно богаты и все сплошь имениты. Также ходили слухи о большой любви эльфов-мужчин к женскому полу в целом, их галантности и романтичности. Поговаривали, что если эльф захочет, так перед ним ни одна женщина не устоит.
Первым делом Эвалин отправился к хозяину дома, чтобы запечатлеть свое уважение. Барон ответил на его речи коротким кивком и схватился за рот.
- Вас мучает какая-то хворь? – спросил Эвалин.
- Эх, поймать бы эту хворь, уж я б его, - вздохнул барон. – Мерзавец-лекарь зуб мне сегодня выдрал.
Бругида укоризненно покосилась на мужа, негоже хозяину сразу же жаловаться гостю. Но эльф только улыбнулся и протянул руку к опухшей верхней губе барона.
- Что за чер… - начал было закипать Ольгорд, но тут почувствовал, как боль уходит и опухоль спадает. – Черт, это было здорово. Спа… Хм… Спасибо.
Приглашенные разразились шквалом восторженных аплодисментов. И тут баронесса поняла, что совершила, возможно, роковую ошибку. Вся женская половина зала с нагло пожирала глазами гостя.
- Так, - она ловко закрыла своим объемным телом эльфа. – Прошу всех угощаться.
Слуги засновали с накрытыми подносами. Это отвлекло общее внимание, и Бругида смогла перевести дыхание.
- Позвольте мне представить вам мою дочь, - баронесса решила брать быка за рога. – Кресанна.
Девушка изящно присела в реверансе. Эвалин ответил ей поклоном.
- Приятно видеть столь прекрасный цветок, достойный украсить букет и самого государя, - улыбнулся он.
- Спасибо, - девушка зарделась. – Я право, польщена. Сударь, не могли бы вы предложить что-нибудь из угощения?
- Право, я не знаю… - замялся эльф видимо не слишком знакомый с человеческой кухней в целом и представленными блюдами здесь в частности. – А что бы вам хотелось бы?
Они медленно спустились со ступенек в общую залу, о чем-то оживленно беседуя.
- Молодец, дочка, - баронесса от радости врезала кулаком мужу по плечу. – Моя школа. Осталось только закрепить успех и не сдать конкуренткам выигранное пространство.
- Ах, вон оно что?! – усмехнулся Ольгорд, поняв, что затеяла его супружница, и полностью потерял интерес к приему. – Лучше бы я напился с кузеном. Кстати, а где он?
- Заперт в винном погребе, - Бругида уперла кулаки в бока. – Поверь, ему там хорошо. А если жаждешь, то скоро и сам туда отправишься. Не мешай мне устраивать судьбу нашей дочки.
- Да-да, конечно, - покорно согласился Ольгорд.
Гости между тем немного расслабились, подавив назревавший голод и выпив по несколько бокалов вина. Менестрели, тайно приглашенные баронессой, заиграли легкий мотив, и три пары закружили в танце.
Кресанна ловко подхватила бокал с пенящимся напитком, недавно изобретенным где-то на севере страны. За десять минут ей пришлось отбить двенадцать атак молодых девиц, что рьяно тянулись к эльфу. Надо отметить, что Кресанне это удалось с блеском. Конкурентки удалялись посрамленные перед объектом обожания, а дочь барона оказывалась всякий раз на высоте. Слегка пригубив, она вернула бокал слуге и вернулась к разговору с Эвалином.
- Итак, дорогой Эвалин, что привело вас в наш город?
- Э-э… Я ищу друга, - промямлил эльф, старательно пряча глаза.
- Вот как? У вас есть друзья среди людей?
- Нет. Это эльф, как и я. Мы расстались несколько лет назад, а теперь я хочу найти его.
- И вы думаете найти его здесь? – глаза Кресанны округлились. – В нашем городке уже лет двести не видели эльфов.
- Я иду по следу. И след пролегает через ваш город. Мой друг проходил здесь лет триста назад, - усмехнулся Эвалин.
Кресанна поняла, что тема закрыта, и потянула эльфа за руку, увлекая его в водоворот танца. Их тела плотно прижались друг к другу, и девушка почувствовала, как кровь ударила в виски. Эльф же мило улыбался, но выглядел совершенно безучастным. Именитые горожанки бросали плотоядные взгляды на парочку, мечтая загрызть девушку, а парня задушить в объятьях.
- Как вы относитесь к книгам? – спросила Кресанна, между прочим, в последнее время хранить дома пухлые тома знаменитых и малоизвестных авторов стало повальной модой.
- О, я их просто обожаю, - эльф был искренен, во всяком случае, так казалось.
- Тогда давайте пойдем наверх. Там у отца есть небольшая библиотека, - предложила девушка. – Желаете?
- Почему бы и нет? Все эти балы с танцами так надоели, - вздохнул Эвалин.
Баронесса Бругида наблюдала за тем, как ее дочь под завистливые взгляды многочисленной толпы поднималась по витой лестнице под руку с дорогим гостей.
- Молодчина, девочка. А, муженек? – Бругида пихнула локтем Ольгорда в бок.
- Да-да, конечно, - барон был уже в том состоянии, когда со всем согласен.
Библиотека у Ольгорда действительно была и в принципе приличная. По состоянию книг было видно, что в руки брали крайне редко, а о чтении и речи быть не могло.
- Прошу вас, - пригласила Кресанна, указывая на короткий диван, одиноко ютившийся у боковой стены. – Вам действительно нравятся книги или это дань моде? Говорят, эльфы большие модники. Это так?
- Среди нас, как и среди людей, всякие встречаются. А книги действительно люблю. А вы сами их не читаете?
- О, что вы, - отмахнулась Кресанна. – Папенька считает образование излишней тратой денег.
- Вот как? – удивился Эвалин.
- Давайте не будем об этом. Расскажите лучше о себе, - попросила Кресанна, незаметно придвигаясь поближе к эльфу.
Эвалин немного расслабился. Библиотеки всегда действовали на него умиротворяющее. Некоторое время он рассказывал девушке о жизни эльфов, об их городах, спрятанных в глубине леса, о политике и культуре, искусстве и быте, о женщинах и мужчинах. Всё это время Кресанна двигалась ближе и ближе к вожделенной «добыче», подбадривая ее тонкими вопросами.
- Скажи, Эвалин, а как в вашем обществе относятся к бракам с представителями другой расы? – Кресанна и сама не могла понять, откуда в нем могла родиться столь умная фраза.
Эльф тактично не заметил, что девушка перешла без приглашения на «ты», и ответил:
- У нас свободное от предрассудков общество, можно жениться или выходить замуж за кого угодно – хоть за тролля. Этот выбор каждого сугубо личный.
- Прекрасно, - прошептала Кресанна и бросилась на шею эльфа.
Она покрыла его лицо поцелуями, метя в губы, но опешивший было эльф упрямо уворачивался. Кресанна закинула на него обнажившуюся до бедра ногу и попыталась взгромоздиться верхом, чтобы развить и закрепить преимущество. Такого Эвалин выдержать уже не смог. Он довольно грубо оттолкнул от себя разгоревшуюся девицу и бледный, как церковное полотно, выскочил вон.
- Постой, любимый! – кинулась за ним Кресанна, но его и след простыл.
- Дура ты, дура, - ругала ее мать спустя некоторое время. – И я дура. Не доучила тебя. Надо было рвать на себе платье и кричать «насилуют». Уж тут-то он не отвертелся. А теперь…
Барон согласно кивнул, он уже напился до чертиков, с которыми и ругался остаток вечера.
А Эвалин бегом примчался в свой гостиничный номер и в спешке принялся паковать вещи. Когда он уже сидел на чемодане, взъерошенный и потный от пережитого волнения, в дверь осторожно постучали. Эльф слегка ее приоткрыл, чтобы в случае чего можно было быстро захлопнуть. Но это оказалась горничная.
- Извините меня, господин, нам не полагается общаться с посетителями, да и еще так поздно, но я услышала шум из вашей комнаты и решила… - девушка ужасно стеснялась и, видимо, сама не понимала, зачем пришла, скорее всего: на эльфа поглазеть.
- У меня всё хорошо, - вздохнул Эвалин. – А у вас.
Девушка испугано отскочила назад:
- Не надо, господин. Я не из таких.
- Из каких – таких?
- Ну, из таких. Вы меня понимаете. Мне матушка рассказывала, что вы эльфы не одной юбки не пропускаете, и охмурить честную женщину для вас чистое наслаждение, - выпалила горничная.
- Да, когда-то мы были такими, но теперь… - Эвалин наморщил лоб. – Теперь мы такие, как вы – разные. Но проклятая слава былого заставляет остальных видеть в нас лишь то, что было когда-то давно. Ступай домой, и скажи матушке, что пришло время меняться.
Поздно ночью начался штурм. Молодые девицы ломились в двери гостиницы, безумно ползли по вертикальной стене, а одна сбросилась с крыши в надежде успеть схватиться за решетку балкона номера, в котором остановился Эвалин. Охрана заведения держалась не долго. Девичья атака – дело пострашнее, чем сотня берсерков. Каково же было их разочарование, когда они обнаружили опустевшую комнату. Девицы перевернули всю гостиницу вверх дном, но остались ни с чем.
А Эвалин преспокойно спал в наемной карете, что несла его на юг.
Прошло две недели. Город только-только пришел в себя после стольких событий. Жизнь налаживалась. Баронесса Бругида поплакала пару дней, не сумев выдать замуж дочь, но зато наконец-то вытурила кузена Ридорга, и барон теперь ходил трезвым, как стеклышко. Гостиницу «Приют путника» после ночного налета ополоумевших девиц восстановить не удалось, и хозяин обанкротился.
Стража клевала носом, когда элегантный легкий экипаж остановился у ворот. Дверца, на которой было начертано «Гиэль леа Льон» отворилась, и на землю ловко спрыгнул стройный мужчина с вытянутыми ушами. Он довольно улыбнулся и произнес:
- Вот здесь я развернусь на славу. Тихий городишко. Тут, наверное, полно красавиц, готовых пасть ниц передо мною. Ибо слава порождает героя…


PS. Рассказ был специально написан на конкурс СуперЦаркон2004

_________________
К черту всё - Перцы жгут

Back to top
View user's profile Send private message    
Display posts from previous:   
Post new topic   Reply to topic    Форум клана Masters of the Dice Forum Index :: Творчество All times are GMT + 4 Hours
Page 1 of 1

 
Jump to:  
You cannot post new topics in this forum
You cannot reply to topics in this forum
You cannot edit your posts in this forum
You cannot delete your posts in this forum
You cannot vote in polls in this forum
You can attach files in this forum
You can download files in this forum



Rambler's Top100

Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
Charcoal2 Theme © Zarron Media